Previous Entry Share Next Entry
ПОЧЕМУ КОРРУПЦИЯ ЭТО ЧИСТО ЗАПАДНЫЙ ПОРОК? | МИФЫ О КОРРУПЦИИ
mif_corr
В этой главе мы хотим разоблачить сразу два мифа, которые, на первый взгляд, не имеют отношения друг к другу, а на самом деле тесно связаны между собой.

МИФ 1. Коррупция — это азиатское, варварское явление, которое пришло в Россию с Востока и присуще несвободным авторитарным странам. Коррупция заложена в менталитет славян, которые по природе своей лживы и вороваты. А на «свободном» Западе коррупции нет, поскольку у них — свободная прозрачная экономика и честные понятные правила игры, общие для всех. Люди в западных странах честней, ответственней и свободней, они соблюдают законы, что также делает коррупцию практически невозможной.

МИФ 2. Бизнес страдает от коррупции и мечтает до минимума сократить контакты с государством и чиновничеством. А в коррупции виноваты чиновники, которые вымогают у предпринимателей взятки, создают такие условия, что бизнес вынужден с ними взаимодействовать и платить.

И, как обычно, на самом деле все обстоит ровно наоборот. Коррупция в современном понимании родилась именно на Западе и именно оттуда она распространилась по всему миру и в нашей стране. И инициаторами коррупции являются вовсе не чиновники, а бизнесмены. Но громче всех «держи вора», как известно, кричит как раз сам вор. Для того, чтобы разоблачить ложь этого вора, нам придется заглянуть вглубь истории, когда закладывались самые основы западной цивилизации.

Традиция против коррупции

«Пусть не принимает даров от царя, не происходящего из рода кшатриев, ни от мясников, маслобоев и кабатчиков, ни от живущих доходами от проституции»[1].

В абсолютно всех традиционных общественных системах существуют крайне жесткие ограничения на взаимодействия между представителями различных сословий. Наглядней всего это можно увидеть в Индии, поскольку структура индийского общества дошла до нашего времени в наименее искаженном виде.

Кастово-варновая система — традиционная для всех народов индоевропейской цивилизации, к которой, кстати, принадлежит и цивилизация русская. Более того, современные негеологические исследования доказали, что ведическую варновую систему в саму Индию принесли протоиндоевропейские племена, жившие как раз на территории современной России (так называемая гаплогруппа R1A)[2].

Ведическая система устанавливала следующие основные варны: брахманы (священники, жрецы, ученые),


кшатрии (правители, аристократия, чиновники), вайшья (предприниматели, купцы, землевладельцы), шудры (слуги всех видов). Система не просто не одобряет контакты между различными варнами, но устанавливает весьма суровые наказания за нарушения этих предписаний. Такие правила часто высмеиваются и для человека поверхностного они представляются абсурдными, однако глубокий смысл и прагматизм, заложенный в них, становится очевиден, например, если посмотреть на это с точки зрения предмета этой книги — коррупции.

Что такое коррупция в сухом остатке? — Это неформальные отношения между государственными служащими и «простыми людьми». Отношения в обход законодательных норм, которые устанавливают протокол и порядок взаимодействия с административной властью. Коррупция возникает тогда, когда протокол нарушается, и эти стороны решают «договориться на месте». Не случайно, например, все современное судопроизводство организовано таким образом, чтобы ограничить возможность любого неофициального контакта с судьей, регламентировать каждую деталь судебного процесса, исключить любую неформальную «человеческую» коммуникацию.

Ощущение «абсурдности» запретов на контакты разных классов в головах у людей возникает от того, что никто не удосужился разъяснить причины, почему эти правила приняты. А в традиционном обществе подобные правила были не только повсеместно введены и строго соблюдались, но и были самым тщательным образом прописаны и объяснены. Контакты между различными кастами были регламентированы вплоть до того, что нельзя было заключать межкастовые браки, что делало невозможным семейное кумовство. Нельзя было дружить, совместно молиться, проводить досуг, совместно принимать пищу, вести какие-либо совместные дела, даже подавать руку или прикасаться к представителю другой касты! Ситуация, когда вайшья (предприниматель) и кшатрий (госслужащий) совершают вместе омовения (парятся в бане), была попросту невозможна. В противном случае совет касты мог выгнать нарушителя из касты, что означало переход такового в низшую категорию — чандалы, неприкасаемые. В Индии их также называют далитами — «сломленными», «сошедшими с пути».

Таким образом, коррупция была превентивно исключена, или сведена к минимуму. Здесь не только важно то, что минимизируются возможности неформального общения и поэтому стороны просто не могут договориться. Гораздо важнее и глубже здесь тот факт, что варны не могут навязывать друг другу свой образ жизни и свою систему ценностей. Очевидно, что для брахмана целью является познание бога или святая жизнь, для кшатрия — служение государству и господину, для вайшья — богатство. И идеал одного не мог быть идеалом для другого. Иными словами, чиновник не может завидовать роскоши, в которой живет предприниматель, не будет стараться любой ценой приблизиться к его образу жизни, поскольку у него совершенно другие ценности, менталитет и ориентиры. Но стоит им начать совместно проводить время, пусть даже они не будут вести никаких дел между собой, чиновник будет все больше проникаться ценностями богатства, накопления и культурой потребления и неминуемо это будет приводить к коррупции.

Даже в тех традиционных обществах, которые не были разделены по индоевропейскому сословному принципу, существовали и существуют жесткие ограничения на взаимодействия между чиновниками и предпринимателями. В Китае не существовало сословных ограничений, и любой человек мог выучиться и подняться до высших должностей в государстве. Однако стоило ему сдать экзамен и получить даже самый низший государственный чин, его жизнь немедленно жесточайшим образом регламентировалась. Обращаться к нему отныне следовало строго в соответствии с его положением, за любую фамильярность в его отношении предписывалось суровое наказание. Церемония и ритуал — основа конфуцианского воспитания.

В средневековой Европе также установилась классическая сословная система, мало чем отличающаяся по своей сути от индийской варновой. Только в Европе все это называлось сословиями. Первое сословие было так же сословием священнослужителей, второе сословие — аристократия и дворяне, третье сословие — предприниматели и ремесленники. И точно так же были строго регламентированы нормы «делового этикета», установлены допустимые формы общения между сословиями. Даже полностью разоренный, погрязший в долгах, нищий дворянин по своему статусу был бесконечно выше богатейших купцов и особо презираемых ростовщиков, которые сейчас называются банкирами и являются одними из наиболее уважаемых и влиятельных людей. Запрет на контакты между сословиями официально не существовал, но они были крайне маловероятны. Это было и осуждаемо, и неинтересно.

Однако, после того, как монархии пали или были сильно ограничены, и фактически Европой начинают управлять старые аристократические элиты, все более срастающиеся с торговым сословием, ситуация быстро меняется. Одним из наиболее распространенных сюжетов в классической литературе Нового времени, особенно в XIX веке, были проблемы «мещанина во дворянстве», представителя купеческого сословия, который стремится стать вровень с аристократией. Если изначально над такими попытками буржуазии было принято потешаться, как в пьесе Мольера, то затем это стало уже восприниматься как серьезная социальная трагедия, о чем писал, например, Бальзак, а к началу XX века литераторы уже высмеивают косных аристократов, которые держатся за свои бессмысленные в новую эпоху титулы и родословные и тоскуют по «вишневым садам».

Потеряв сакральный стержень, понимание глубоких корней своей избранности, европейские дворяне быстро попадают под власть третьего сословия. Изначально купцы стремятся жениться на дочерях аристократов, чтобы получить заветный статус, затем покупают себе дворянские титулы и выбивают должности «пэров» и в результате аристократия оказывается полностью девальвирована, а дворяне мечтают хоть как-то капитализировать своё благородное происхождение.

Фактически европейские дворяне продали свое дворянство купцам, разменяли первородство на чечевичную похлебку. Третье сословие с их помощью проникло во власть, и они получили за это возможность влиться в новые финансовые элиты. Что же это еще, если не глобальная коррупционная схема в чистом виде? С точки зрения традиционного общества, весь так называемый «западный модерн» есть не что иное, как бунт «третьего сословия» и постепенное навязывание ценностей третьего сословия всему обществу, а вместе с ценностями — установка полной власти этого «третьего сословия», что получило название «капитализма».

Действительно, были утрачены не только титулы, были подменены и дворянские ценности, на которых строилась система госуправления. Дворяне завоевывали свое право управлять государством кровью и подвигами, лишениями и служением своему сюзерену. А купцы торговали и копили богатства, ориентировались на личную выгоду и на извлечение прибыли. Не удивительно, что после капитуляции аристократии в обществе утвердились ценности купцов.

Каждый год одной из самых обсуждаемых тем является опубликованный в журнале «Форбс» список богатейших людей мира. Внимание привлечено к тем людям, кто заработал больше всех денег. Но мы почти не знаем и не видим тех, кто совершил подвиги, кто награжден за службу государству, кто проявил личную храбрость. Это находится где-то на периферии общественного внимания. Мы следим за теми, кто сумел нажиться на обществе, а тех, кто совершают подвиги во имя общества, мы не замечаем. Слава измеряется в богатстве, а не в доблести. Разве удивительно, что коррупция в таком мире приобретает огромное значение?

Мы добились равенства, отказались от чинопочитания, никто ни у кого не целует перстней и ни перед кем не гнет спину. И что в результате? — Ценности и критерии жизни третьего сословия стали универсальными для всех слоев общества. Если предприниматель равен чиновнику по своему социальному статусу, значит, этот статус теряет всякую ценность и для самого чиновника. А если так, то чиновник принимает ценности купечества. Если купец имеет право на равный статус с чиновником, то почему чиновник не имеет право иметь столько же денег, сколько купец? Но закон ему запрещает обогащаться на своей должности, словно ценности служения государству все еще имеют хоть какое-то значение. И чиновник становится «коррупционером».

Естественно, эта революция ценностей свершилась не в один день, а зрела постепенно, и зрела именно на Западе.

История коррупции — это история западной цивилизации

Популярный историк и публицист Дмитрий Перетолчин глубоко изучил этот вопрос и подготовил в 2017 году совместно с Андреем Фефеловым на телеканале «День» две передачи в цикле «Всемирная коррупция», в которых он убедительно доказывает, что коррупция не только не является родовой язвой «азиатских деспотий», но прорастала и принимала системный характер именно в рамках западной цивилизации. Материалы его исследования во многом стали основой для подготовки данной главы[3].

Древний Рим. «После того, как он (Югурта) выехал из Рима, говорят, он долго молча оборачивался на него и, наконец, воскликнул: «Продажный город — тебя весь можно было бы купить, если бы нашёлся покупатель»».[4]



Читать главу: http://www.mif-corr.ru/node/73




Recent Posts from This Journal


Buy for 50 tokens
***
...

?

Log in

No account? Create an account