Previous Entry Share Next Entry
ПОЧЕМУ В КИТАЕ КОРРУПЦИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У НАС И ПОЧЕМУ ОН БОРЕТСЯ С НЕЙ НЕПРАВИЛЬНО? | МИФЫ О КОРРУПЦИИ
mif_corr
Часто критикам коррупции в России оказывается недостаточно примера западных стран, на которые нам необходимо ровняться в их «бескомпромиссной и успешной борьбе» с этим явлением. Ведь многие «отсталые» «ватные» россияне, получившие иммунитет в девяностые годы к любой пропаганде с той стороны, категорически не приемлют никаких отсылок к Западу и не очень любят, когда нам его ставят в пример. Но к Китайской Народной Республике люди относятся с куда большим уважением и интересом, завидуют мудрому подходу китайского руководства, который позволил мягко реформировать экономику и сохранить свою страну, в отличие от того, что случилось на наших глазах с Советским Союзом. И тогда, с известными оговорками про нехватку в Китае политических свобод и авторитарную политическую модель, критики коррупции приводят в пример России жесткую борьбу с коррупцией, которая ведется в Китае.

МИФ. В Китае мало коррупции, во всяком случае, значительно меньше, чем в России. А все потому, что в Поднебесной ведется бескомпромиссная чрезвычайно суровая борьба с коррупцией. Смертная казнь грозит любому чиновнику, уличенному в коррупционной деятельности, благодаря чему экономика в Китае работает в десятки раз эффективней, чем российская, а сметы на различные проекты без коррупционной составляющей оказываются на несколько порядков ниже в цене, чем аналогичные в России. Чиновники в Китае скромны и честны, а если и заведется паршивая овца, то ее немедленно находят и жестокое публичное наказание следует неотвратимо.

Как и в случае со странами Запада, в случае Китая «борьба с коррупцией» — это точно такой же миф, который недолго разоблачить.

Очень часто любители приводить в пример китайскую практику борьбы с коррупцией, вынуждены оговариваться, что, несмотря на всю жесткость этой борьбы и регулярные публичные расстрелы виновных, это не останавливает жадных чиновников, которые ради быстрого обогащения все равно готовы идти на риск. Такова, мол, природа человека, особенно в «отсталых азиатских странах» — философски отмечают такие критики — ведь чтобы по-настоящему победить коррупцию и улучшить несовершенную человеческую натуру, необходима «подлинная свобода» и правовая система как на Западе.

Простая мысль, что если жесткие репрессии не помогают запугать чиновников в Китае (хотя прекрасно решали эту задачу, например, в сталинские времена в Советском Союзе), то значит, на самом деле, они являются только имитацией борьбы с коррупцией — в головы таким комментаторам почему-то не приходит.

Откуда в Китае появилась системная коррупция

На самом деле, в Поднебесной существует опыт как самой коррупции, так и борьбы с ней. Чиновники прекрасно наживались и на строительстве Великой китайской стены, и на междоусобных войнах, и на военных подрядах, и на караванах, идущих по Великому шёлковому пути. Все как у всех. И соответствующих документов в архивах историки знают немало. Однако настоящая коррупция пришла в Китай вместе с европейцами, которые не только не боролись с ней, но, напротив, всячески насаждали ее и поощряли.

В середине XIX века империя Цин, ужаснувшись тому чудовищному вреду, который пришел вместе с англичанами, развернувшими в Китае грандиозную торговлю опиумом и «подсадившими» большинство населения на наркотик, организовавшими колоссальные потоки контрабанды этого вещества в страну, начала ужесточать меры, ограничивающие деятельность иностранцев и ограждающие страну от их тлетворного влияния.

В ответ англичане в 1840-м году объявили Китайской империи войну, которая получила название «Первой опиумной». После разгрома Китай был вынужден подписать кабальные Нанкинский и Хумэньский договора, в которых, помимо огромной контрибуции, уступки Гонконга и компенсации за уничтоженный контрабандный опиум, закреплялись права англичан вести практически неограниченную торговую деятельность на территории Китая. Фактически эти соглашения узаконили выстроенные английскими контрабандистами коррупционные механизмы. Но и на этом колонизаторы не остановились, и уже через 13 лет развязали Вторую опиумную войну, в которой добились еще больших преференций в торговле опиумом и права на использование китайского населения в качестве рабской силы в своих колониях. Естественно, при этом всячески поощрялась и насаждалась тотальная коррупция в среде китайских чиновников, а слабая императорская власть после двух сокрушительных военных поражений не осмеливалась противостоять этим процессам. Образ чиновника-предателя, помогающего иностранцам грабить Китай и вместе с ними наживающегося на эксплуатации народа, крепко укоренился в китайской культуре. Таких персонажей можно встретить как на страницах китайской литературы, посвященной этому драматическому периоду, так и в произведениях массовой культуры, и в том числе в многочисленных фильмах про боевые искусства.

С этого момента в Китае плотно укореняется коррупция по западному образцу, а коррупционный коллаборационизм чиновничества становится одной из самых значительных социальных проблем, что, в конце концов, приводит к падению Маньчжурской династии, далее — к японской интервенции, перманентной гражданской войне. Но даже после того как Китай, не без помощи Советского Союза, начинает восстанавливать свой относительный суверенитет, страны Запада пытаются всеми способами сохранить в Китае свое влияние, в том числе и через отстроенные коррупционные механизмы. Искоренить такую коррупцию удается только после окончательной победы в борьбе за власть председателя Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуна. Только реализация радикальной социалистической модели с особым упором на замораживание любых внешнеэкономических связей и минимизацией товарно-денежных отношений и применение для этого чрезвычайно жестоких методов «Культурной революции» помогли «перевоспитать» разложенное коррупцией китайское чиновничество.

Кумовство в Китае

Тем не менее, помимо системной западной коррупции, в Китае всегда существовали и собственные традиции обогащения за счет государственной казны и корыстного использования служебного положения.

Основной особенностью китайского менталитета является особенная роль родственных связей, верность своей семье для китайца превалирует над всеми другими лояльностями. На семье базируется вся жизнь китайского общества, в том числе на семью ориентированы и традиционные религии конфуцианство и даосизм. В конфуцианских догматах «почтение к родителям» ставится даже выше, чем лояльность к государству и закону. Это фундамент, на котором, по мнению философа древности, вообще может вырасти законопослушный гражданин. Будешь почитать родителей — сможешь почитать Императора и Небо, не почитаешь родителей, а почитаешь Императора и Небо — скорее всего, притворяешься или будешь нестоек. Однако, здесь уже заложен конфликт. Частные семейные и общинные связи требуют помощи родственникам и членам общины. И эта помощь доброго сына должна быть оказана, несмотря на то, или даже, тем более потому, что он получил хороший пост.

Благодаря такому укладу в Китае до сих пор не введена полноценная государственная пенсионная система, поскольку для младшего поколения немыслимо оставить своих стариков на произвол судьбы, даже если у них не осталось прямых потомков.


Читать главу: http://www.mif-corr.ru/node/78




Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account