Previous Entry Share Next Entry
ПОЧЕМУ БЮРОКРАТИЧЕСКАЯ БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ ВРЕДИТ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ? | МИФЫ О КОРРУПЦИИ
mif_corr

МИФ. Считается, что максимальная регламентация процесса освоения бюджетных средств может снизить коррупцию, а в идеале — даже сделать таковую невозможной. Поэтому законодатель вводит различные меры, которые призваны как можно больше ограничить возможности влияния чиновников на выбор исполнителей государственных заказов, и сводят их функции к чисто техническому обеспечению сопутствующих процедур. Тендеры, конкурсы, аукционы должны исключить коррупционные возможности чиновников и создать равные конкурентные условия для всех участников рынка. Это приведет к увеличению эффективности экономики, поскольку в полную силу будет действовать принцип свободной конкуренции и «невидимая рука рынка» сама по себе будет обеспечивать наиболее выгодные для государства условия выполнения необходимых задач.

Если ранее чиновник мог сам выбирать подрядчиков для выполнения той или иной работы и имел возможность диктовать им любые условия, устанавливать любые размеры откатов, то теперь, благодаря строгой регламентации данной процедуры, чиновник остается чисто технической фигурой, а претенденты соревнуются между собой, предлагая более низкие цены, более качественное выполнение, меньшие сроки и прочее.

Это очередная, довольно стройная, на первый взгляд, либеральная теория, как всегда, полностью оторванная от реальности, но притягательная своей универсальностью и мнимой простотой.

И, как обычно, эта теория изначально выстроена на абсолютно порочной логике, которая закладывает крайне опасную мину в фундамент государственного аппарата.

Если исходить из того, что любой чиновник — это злой человек с испорченной душой и потенциальный казнокрад, который работает исключительно для того, чтобы использовать любую возможность, которая позволит ему нажиться и не руководствуется более никакими задачами, то мы тем самым соглашаемся с тем, что иных мотиваций у человека в государственной системе просто не может быть, а все разговоры про честность, неподкупность, искреннее служение людям и прочее — это на самом деле только лицемерие и сказки для дурачков.

Таким образом, не только в среде чиновничества, но и у всего общества формируется циничная и крайне нелицеприятная картина мира, в которой любой человек — это потенциальный преступник и негодяй, которого может сдержать только страх наказания. Именно так считал итальянский мыслитель Никколо Макиавелли, политический консультант одной из самых зловещих фигур Средневековья Чезаре Борджиа, цинизм и жестокость которого стала нарицательной даже в те далеко не самые травоядные времена. Макиавеллизм хоть и стал одной из ведущих концепций в госуправлении, все же никогда не принимался в качестве официальной основы, на которой строилась государственная политика. Просто в силу того, что нельзя смиряться с такой циничной моралью и отказываться от мечты о построении более справедливого и гуманного общества. Но шут с ним, с идеальным обществом. В реальности такой подход в своем пределе предполагает «дурную бесконечность». Если чиновник изначально негодяй и его надо контролировать инструкцией, а за соблюдением инструкции должен кто-то следить, то есть другой чиновник, который тоже негодяй, то за ним должен быть третий чиновник, который контролирует второго и он тоже негодяй и нужен четвертый чиновник, который, если что, посадит третьего… И так далее. Если нет ни одного порядочного человека, то хоть законтролируйся и засажайся, система будет только увеличивать сама себя и воровать все больше и больше! В любом случае, где-то, пусть на самом верху, должен быть кто-то честный и порядочный, чтобы хотя бы контролировать и подбирать нижестоящих, а те, в свою очередь, действительно проконтролируют еще ниже стоящих. То есть, без хотя бы одного честного человека государство не сработает! А значит, государство все-таки держится на честности и добропорядочности! А значит, эти качества нужно предполагать и культивировать! Подробнее об этом последняя глава нашей книги. Пока же мы понимаем, что нельзя изначально предполагать порочность системы и всех людей в ней. Это их демотивирует и настраивает на неправильный лад.

Если исходить из того, что любой попавший на госслужбу человек изначально нечестен, демонстрировать ему недоверие и заведомо обкладывать его деятельность соответствующими ограничениями, он и будет таким. Это из категории самосбывающихся прогнозов. К любому государственном служащему именно так и будут относиться люди, даже если на службу попадет кристально честный идеалист.

Государственная служба должна строиться только на позитивном, должна стоять на благородных принципах. Даже если все общество погрязло в цинизме и пороке, декларироваться должны только светлые идеалы. Согласившись с тем, что все мы потенциальные воры, мы заранее исключаем возможность прихода во власть честных людей или считаем их заранее ворами. А ведь они призваны служить общему, то есть и нашему с вами благу. Как они будут это делать, если все общество их презирает? Если им стыдно посмотреть в глаза своим детям, над которыми их сверстники в школе смеются или издеваются за то, что их отец — чиновник?

Бюрократизация

Давайте представим себе такую ситуацию.

Война. Окопы. Планируется наступление. И вот командиром назначен современный менеджер, который выучил все про правильное распределение ресурсов, про ключевые показатели эффективности (КПЭ), тендеры и проч.

И вот он собирает бойцов и просит их всех подготовить «план боя» и «заявку на боеприпасы» с четким разъяснением где, когда и как боец собирается убить или обезвредить противника, с доказательством, что это будет сделано оптимально, без лишних трат патронов, с предполагаемой системой отчетности по итогам боя. Заявку удовлетворяют тому, кто указал меньше боеприпасов или больше потенциально пораженных или же дал оптимальную модель по соотношению цена-качество. Другим же или вообще не дают или просят переделать (оптимизировать) заявки или дают минимум. В ходе боя все должны придерживаться строгого регламента, потому что любое отклонение считается нарушением должностных обязанностей и чревато наказанием или судом. И наконец, после боя боец должен посчитать уничтоженных противников, посчитать оставшиеся патроны и отстрелянные гильзы и написать отчет. Если же отчет не совпал с первоначальной заявкой, то его тоже ждет наказание.

Абсурд? Так не бывает?

На войне да. Потому что все, кто практиковал бы подобное на войне, давно бы погибли. Но в государственной службе и в крупных корпорациях все именно так. И эти корпорации и государства тоже погибнут обязательно и уступят место тем, кто этот абсурд практикует в меньшей степени. Сейчас же не гибнут только потому, что все в той или иной степени заражены этим менеджментом и все одинаково неэффективны. Это как борьба безногого с безногим.

Да, в войсках тоже есть устав и существуют оценки эффективности, и даже бездумно боезапас никто не позволит тратить и все же до такого маразма не доходит.

Мне скажут, что война — это одно, а государственная служба или корпоративное управление — это другое. Конечно, на госслужбе тебя не убьет противник, но вообще-то геополитическая война разных государств ведется перманентно, между корпорациями существует жесточайшая конкуренция. Война — это просто доведенный до предела образец этой конкуренции, а принципы те же самые. Даже если представить, что какое-то государство всех победило, а какая-то корпорация стала абсолютным монополистом, то все равно — и в таком обществе энтропия, человеческий фактор и постоянные проблемы будут сыпаться, как из рога изобилия, и будут нуждаться в улаживании. Управлять людьми — это сложнее, чем пасти коров или убирать снег во время снегопада, только все уладил — жизнь тут же подкидывает проблемы. Бутерброд всегда падает маслом вниз. Все, что может быть понято неправильно, будет понято неправильно. Эти и другие законы управления много раз описаны.

Именно поэтому совершенно невозможна утопия идеально спланированной системы или утопия государства чиновников-винтиков, только исполняющих инструкции, а тем более — утопия государства, состоящего из роботов, управляемых искусственным интеллектом.

Но на примере установления тотального контроля над чиновниками, лишении их возможности принятия собственных решений и сведения их должностей к простому набору функций, мы видим, что эта бесчеловечная картина мира полностью победила любой гуманизм и диктует свою бесчеловечную логику всему государству и обществу. В этой логике идеальным устройством госаппарата было бы его окончательное расчеловечивание и замена всех чиновников компьютерами, которые, конечно, и честнее, и бескорыстнее. Добро пожаловать в мир кошмарных голливудских антиутопий, когда несовершенными людьми управляет совершенный искусственный разум, который в какой-то момент может даже решить, что человечество исправить нельзя и приступает к его уничтожению.

Конечно, это фантастика, но проблема не в том, что эта утопия когда-то реализуется, а в том, что ее навязчиво стремятся реализовать, навязывая обществу представление о государстве как о некой реальной или потенциальной машине. Все наши таксисты и парикмахеры уверены, что президенту стоит только приказать, как моментально все завертится и заработает, а если сейчас не работает, то это потому, что верхи не приказывают, а значит, они не хотят, а не хотят, потому что сами воруют. Да еще и получают огромные деньги в сравнении с таксистами, которые этим «слугам народа» платят налоги! По поводу сложности работы механизмов хорошо привести анекдот. Некий таксист возмущенно говорит хирургу-кардиологу: «Почему я чиню машину и получаю за это 20 тысяч рублей, а ты чинишь человека и получаешь за это 200 тысяч?». Хирург попросил водителя выйти и открыть капот, сам сел на его место и повернул ключ зажигания: «А теперь почини!».

Социальная система, состоящая из живых людей с их разными менталитетами, верованиями, национальностями, языками, бессознательным, воспитанием отличается от живого организма больше, чем живой организм отличается от мертвого механизма. Отсюда должны быть выше требования к квалификации чиновника и, естественно, гораздо более высокий уровень оплаты труда и социальных льгот. Если же считать, что чиновники бездушные тупые винтики и таковым может быть любой и непонятно, за что они там получают деньги — все равно они там все воруют, то с таким подходом государство можно только разрушить, но никак не сделать эффективным.

Что дает такой подход, когда вся деятельность чиновника жестко регламентирована и его личная инициатива сведена к нулю? Чиновник сейчас невероятно загружен разнообразными инструкциями, правилами, законодательными ограничениями. Ему приходится пахать сутками, только чтобы выполнить все необходимые требования. Он тратит на абсолютно ненужную бумажную работу львиную часть своего рабочего времени. Он вынужден согласовывать с юристами каждую букву в документах, чтобы просто соблюсти все законодательные формальности.

Эффект от всего этого нулевой, зато разрастается гораздо худшая аппаратная болезнь — бюрократизация, которая, безусловно, гораздо худшее зло, чем коррупция. Если коррупция делает работу государства менее эффективной, и то не обязательно, зачастую она, напротив, стимулирует систему, то бюрократизация работу просто парализует. Лечить коррупцию увеличением бюрократии — это все равно, что тушить пожар бензином.

Чиновник, деятельность которого тотально регламентирована, по сути, лишается своей субъектности. И не только потому, что ему в созданных условиях работы просто некогда проводить личные приемы граждан.

Он просто никак не может повлиять на процесс работы. Его профессиональный и жизненный опыт, понятия о справедливости и целесообразности тех или иных решений, представления об общественной пользе, желание сделать нечто хорошее для людей — все это остается за рамками его работы. Даже если он был настроен сделать нечто полезное, он просто не может это реализовать, потому что ему мешают бесконечные инструкции, которые регламентируют каждый мельчайший шаг в его деятельности. Мы изначально убиваем любые добрые намерения, не даем применить профессионализм и реализовать талант.

И это мы делаем в отношении честного и добросовестного чиновника. А что же с тем коррупционером, против которого и нагромождались все эти бюрократические препоны? Может, парализация инициативы и профессионализма честных и хороших чиновников — это хорошая плата за то, чтобы злые чиновники не смогли совершать зло?

Читать главу: http://www.mif-corr.ru/node/81


Recent Posts from This Journal


Buy for 50 tokens
***
...

?

Log in

No account? Create an account